[Исповедь] С нуля до сотки за год


Статья-исповедь о том, как я за год пробежал 100+ километров в рамках соревнований, не занимаясь бегом до этого

Время чтения: 42 мин. 40 сек.
Уровень читаемости SMOG: 8.34

Дисклеймер: материал не преследует цель выпендриться. Лишь попытка автора рассказать свою историю и донести мысль: даже далёкий от бега человек может покорить марафонскую дистанцию.

Не похож я на бегуна, да и никогда им не был. Во время отбора на военную кафедру в мае 2018 года, когда нужно было пробежать 3 км, чуть не выплюнул лёгкие на финише. На друзей-марафонцев смотрел, как на супергероев, но их жизненный оптимизм и фразы «да там не всё так сложно» вселяли надежду на возможность покорения дистанции.

Сообщение от 3 октября 2018 года:

«Между парами пробежал 5 км с отжиманиями между каждым км… Не просто...»

Сообщение от 6 октября 2018 года:

«6 км, 170 отжиманий на кулаках»

Сообщение от 19 октября 2018 года:

«7 км и 185 отжиманий»

Сообщение от 20 марта 2019 года:

«Пробежал 15км сегодня – впервые на улице – ощущения непередаваемые, икры горят ;)»

Начал бегать в октябре 2018 года – исключительно на дельтоиде, добавляя каждую неделю не более 1 км к пробегаемой дистанции. Стартовал с 5000 метров, которые давались с большим трудом. 30 минут потения на тренажёре с мыслью «да как вообще возможно пробежать хотя бы полумарафон». О большем и не задумывался.

Бегал примерно 3 раза в неделю, почти полностью отказался от упражнений с отягощениями, заменив силовые отжиманиями на кулаках. Покоряемые дистанции потихоньку росли, и в феврале решился заявится на полумарафон.

Спросив у знакомого, что вообще существует в этой среде, и не имея ни грамма собственного понимания – купил слот на 36-ой Венский полумарафон, проходивший 07.04.2019 (рис. 1). Дата была выбрана не случайно, превалировало желание сделать «по красоте»: 21 км на 21 год.

Рис. 1. 36-ой Венский городской марафон

Почему попробовал себя не в России – не знаю. Не разбирался в системе и вообще не имел понятия, где искать забеги. Возможность реализовать красивое численное соотношение потянуло на авиасейлс в поисках билетов на самолёт.

За полторы недели до выезда (28.03.2019) пробежал первый раз 18 км. Икры готовы были оторваться и уйти от хозяина, бёдра звали на помощь. До этого максимальной дистанцией было 15 км (рис. 2).


Рис. 2. Первые забеги на 15 и 18 километров

Здесь подготовка стала чрезмерно форсированной, что сказалось на здоровье. Повредил колено, потянул боковые связи, что сыграло злую шутку в Австрии. И хотя ещё 6 апреля ничего не предвещало беды, прогулки по имперской Вене пробили незажившие раны – стало больно даже наступать на правую ногу.

Найдя возможность выйти в интернет – связался со знакомым, который посоветовал попробовать себя в Австрии. Явное разочарование в моём голосе дало понять собеседнику, что пора мобилизовать все ресурсы организма, дабы завершить запланированный забег и получить заветную медаль.

Получил совет: «в аптеке купи мазь АБВГДЕйка и эластичный бинт». Приказ принят к исполнению, только русской душе было невдомёк, что европейские фармацевтические магазины в выходные работают по странному графику и в 18:00, когда гостю австрийской столицы приспичило, помощь не оказывают. Потыкавшись по гугл-картам в несколько заведений и не найдя желаемого отклика – побрёл, прихрамывая, в хостел.

Обдумывая завтрашний весёлый денёк, глазел по сторонам на величественную архитектуру и заметил магазин, аналогом которого в России является ФиксПрайс. Лавка «Всё по 1 евро» (рис. 3) стала последним оплотом надежды страждущего путника.
Рис. 3. Спасительный магазин «Всё по 1 Евро»

Войдя внутрь и порыскав по стеллажам, услышал родной язык. Оказалось, что владельцы – то ли просто знакомые, то ли муж с женой – по их взаимоотношениям было трудно установить доподлинную связь, родом из России, но давно переехали в Вену и торгуют тут. Поведав о своей беде – получил точные указания где можно найти коленный бандаж.

Качество оставляло желать лучшего, но иных вариантов не было, тем более цена в 1 евро не сильно кусалась. Взял накладку размера М и поковылял домой примерять обновку поверх тайтсов. До места временного проживания было идти минут 10 (рис. 4), учитывая скорость перемещения человека с травмой ноги, поэтому сразу понимал: если не подойдёт – куплю на размер меньше.

Рис. 4. Путь до места проживания

Опасения оправдались и бандаж оказался большим. Честно говоря, на ногу он налезал неохотно, но даже этого было недостаточно, чтобы при постоянном сгибании в колене, он не спадал. Поэтому я завернул ещё на один круг и посетил русских, хотя и не самых гостеприимных, купцов, дабы продолжить шоппинг в их заведении.

Размер S (рис. 5) также сваливался, но уже не так часто. Зато он неплохо держал колено, и движения в нём хотя и были скованны, но болевых ощущений было значительно меньше.

Рис. 5. Бандаж размера S не был выкинут и остался в коллекции памятных вещей

Лёг спать пораньше, чтобы получить заветные 9 часов сна перед испытанием всех систем организма.

Проснулся в 5, умылся, оделся, нацепил номер, позавтракал овсянкой, яйцами, бананами, выпил крепкий кофе и отправился на старт, до которого было пилить около часа с использованием общественного транспорта.

И вот тут я начал впервые ощущать атмосферу забегов. Не в тот момент, когда брал номер и стартовый комплект на экспо, а именно сейчас.

Представьте: апрельское воскресенье, прохладное утро, 7 часов. На улице никого, только светает, свежо. Идёшь с мешком на остановку трамвая, начинаешь встречать атлетично сложенных спортсменов. Все с такими же пакетами, в шортах, футболках и кроссовках, в которые вшнурован чип (рис. 6) для определения скорости и времени бега.

Рис. 6. Вшнурованный в кроссовки чип на травмированной ноге

Уж не знаю, откуда пошла эта мода, сам об этом ничего не знал, поэтому неведомую штуку положил просто в карман, дабы выяснить у людей перед стартом – что же с ней нужно делать. Так как подавляющее большинство встречаемых в это утро жаворонков имели один и тот же паттерн использования чипа – я взял и повторил.

Лишь за 30 минут до старта я осведомился – что это за жёлтая «ерунда», и почему я большой молодец, что не оставил её дома.

Один из советов, который дают бегунам – попытаться сходить в туалет, чтобы не приспичило на дистанции. Различные применяемые мной уловки к цели не привели, поэтому всё съеденное в прошлый день и утром бежало со мной, благо обошлось без инцидентов.


Старт был растянут: было 6 кластеров (рис. 7), я изначально заявился в самый последний – первый полумарафон всё-таки, чего выпендриваться. Куча грузовиков собирали наши мешки, чтобы отвезти их к месту финиша. Мне тогда сразу пришла в голову мысль: «Захочешь забрать вещи – с дистанции не сойдёшь. Отличная мотивация завершить забег!»

Рис. 7. Кластеры на забеге

Вторая волна «марафонского чуда» начала накатывать в 8:45 за 15 минут до официального старта. Люди «грелись» – совершали пробежку и растяжку, чтобы размяться перед забегом. Включили драйвовую музыку и ведущий начал раскачивать спортсменов. «Руки вверх, хлопок, вправо, влево» и огромная толпа зомбированных атлетов следовала указаниям – можно в клуб не ходить, здесь была энергетика не слабее.

В связи с отсутствием опыта, думал, что все побегут разом. Однако до меня дело дошло только ближе к 9:30 – через 1800 секунд после старта для первого кластера, где бежали элитные спортсмены. Понравилась шутка русских, затесавшихся в одном ряду со мной – когда мы только начинали свои часы терпения кто-то сказал: «Кенийцы уже финишировали, наверное».

«Хм, а какой и правда рекорд в марафоне» – подумал я, но мысли сразу оборвались сигналами от ноги. Разминка дала надежду, что сегодня болеть почти не будет, но как только темп взял повыше – се ля ви. Забегая вперёд по повествованию, скажу – первые 12 км пришлось сильно терпеть боль от колена, из-за чего цель: выбежать из 2 часов оказалась абсолютно нереализуемой.

Людей было очень много, я изначально занял положение где-то посередине толпы. Первое время мы раскатывались крайне медленно, даже я с больной ногой желал бежать быстрее, из-за чего приходилось дрейфовать между тихоходными бегунами.

Так и начались первые в моей жизни 21,1 км соревновательной дистанции. Часы не взял, телефон сдал, рассчитывал, что на пути будут не только отметки с количеством преодолённых километров, но и таблички с указанием текущего времени. Но увы… Кстати, ни на одном забеге, в которых участвовал, такого не делают – не знаю почему, видимо, все бегут либо по пейсмейкерам – людям, которые держат точный темп и помогают побороть себя, либо по своим хронометрам.

Малоопытному бегуну, в роли которого я стартовал в тот день, казалась очевидной польза от 10-20 цифровых табло с текущим временем, но наши мысли с организаторами не совпали, поэтому, чтобы примерно понимать свой уровень и скорость бега – каждый километр я подбегал к бегунам-энтузиастам со словами: «Hi there! How is it going? May you tell me the time?»

Именно так я старался не выбиться с желаемого темпа. Примерно на 3-ем километре в ответ на тот же самый вопрос я услышал русскую речь: пара из Санкт-Петербурга прилетела в Вену на свою первую половинку. Так мы и зацепились языками и кроссовками друг за друга и бежали бок о бок до 8 километра, где я понял, что не могу держать их темп: дыхания и гликогена в мышцах было достаточно – но вот колено ревело и просило пощады.

Предупредив о том, что непосильно следовать за ними, и получив нагоняй в стиле «да ты сможешь», я отвалился от питерских знакомых и побежал значительно медленнее, перестав думать о еде, воде, трассе, людях и вообще о чём бы то ни было, кроме каждого шага. Стараясь найти удобную позу с минимальной отдачей в ноющем месте, я достиг 12-го километра, где проснулось второе дыхание.

То ли связка размялась, то ли мозг привык к страданиям – я смог значительно ускориться и оставшуюся дистанцию нарезал значительно быстрее, оставляя позади тех, кто обогнал меня на старте.

Первый свой забег я ничего не пил и не ел: в гелях и спортивных добавках для спортсменов особо не разбирался, и всегда на тренировке пропускал приёмы жидкости – чтобы тренировать организм в разных направлениях. Так лучше не делать, но у меня первый опыт прошёл успешно: ничего не сводило и обезвоживания не чувствовалось.

Что меня поразило, так это абсолютный свинарник у пунктов приёма пищи. Люди гадили там, где бежали: стаканчики с водой и без бросали под ноги, тюбики от гелей – туда же. А кожурки от бананов… Бег превращался в минное поле, а в голове шумел лёгкий шипящий мат. Идеальная иллюстрация выражения: «После меня хоть потоп» (рис. 8).

Рис. 8. Здесь ещё не свинарник, это – цветочки

Не знаю, как в других местах, но поговаривают, что это нормальная история для забегов. Ну неужели так трудно добежать до бака, который стоит сразу после пункта приёма пищи. Или если прозевали эту мусорку, то донести стаканчик или кусок от банана до другой, которая в скором времени встретится на пути? Или во славу аэродинамике нужно тут же избавиться от лишней массы в руках?

Завершим минутку негодования картинкой (рис. 9).

Рис. 9. Гадить можно во славу аэродинамике!

Примерно с 18 км меня начали посещать мысли: «Господи, зачем я в это всё ввязался». Боль в колене я давно не чувствовал, тут скорее мой организм стал подавать сигналы о перегрузе. Благо было много поддержки на улицах Вены, дистанция пролегала через красивые и многолюдные проспекты. Постоянный шум, крики, возгласы, ритмичная музыка и барабанные партии разгоняли нервную систему, повышали адреналин и стимулировали терпеть дальше.

Если до 15 км многие бегуны хлопали в ладошки наблюдателям, то к 20-ому количество энтузиастов сильно поубавилось… Все устали, и любые лишние движения делать никому не хотелось.

На финише было две дорожки, разделённые оградой. Я никак не мог понять, каким образом на второй стороне почти никого нет, а если кто-то и финиширует, то с ненормальной скоростью. Лишь потом я выяснил, что это финиш для марафонцев и меня обгоняли люди, преодолевшие в два раза большую дистанцию за сравнимое время.

Пересечение заветной линии сопровождалось наслаждением, которое трудно описать словами. К тому же на тебя сразу набегают волонтёры, локально чествуя и надевая на шею медаль.

В ближайших 200 метрах расположились фотографы, болельщики, массажёры, обессиленные бегуны и самое приятное – пакет финишёра с едой. Господи, это была самая вкусная печенька, которую я когда-либо ел. А вода… божественная жидкость, особенно после того, как ты 2 с лишним часа бежал исключительно на заранее припасённых в себе химических соединениях.

И вот он я – полумарафонец, пробежавший свои первые 21,1 км, ковыляю до места получения сданных на старте вещей. Сразу делаю отчёт в Москву близким людям, ожидающим от меня обратной связи (рис. 10).

Рис. 10. АК и Венская медаль за полумарафон 2019

Результат оказался неплохим для первого старта, но явно не входящим в книгу рекордов Гиннесса: 2 часа 21 минута.

После серьёзных тренировок я позволяю себе читмил – ем всякую дрянь, которую не позволяю в обычное время. Последние километры я только и ждал, как буду разорять местные венские магазины на булочки и сладости. Ага… жизнь преподнесла мне второй урок после аптек. 

Воскресенье для европейцев – день нерабочий и местные Пятёрочки и Перекрёстки закрыты.
Я чуть не заплакал и пошёл грустить в ближайший парк, где принялся обдумывать дальнейший план действий. Тут я вспомнил, что ещё вчера купил венский кекс, в надежде съесть его после того, как доберусь домой. Воспрял духом и потащился в метро, где… упал в обморок.

Вот тут моё обессиленное тело мягко и нежно шепнуло: «Батенька, да вы давно не кушали». Спортсмены, едущие со мной в одном вагоне, подбежали на помощь и на моё «I’m okey! I’m okey! Give me a second», произносимое сидячи на полу, они задали простой вопрос: «What was the distant? Marathon?»

Ответил правду, что нет, половинка. В их ухмылке читалось: «Пфф… слабак», после чего я стал им не интересен. «Ну и хрен с вами» – подумал я, внутренне оскорбился, отодрал себя с пола и вывалился на своей станции, где ещё минут 10 приходил в ясное сознание на венской метрополитенской скамейке.

Ковыляя домой, нашёл по дороге открытую пекарню, основательно затарился почти всеми предлагаемыми на выбор вкусняшками, объясняя свои пожелания на языке глухонемых: английский, французский и тем более русский для владельцев заведения были чужды, а я в немецком к тому моменту знал лишь пару фраз.

Довольный, молодой, горячий уральский парень побрёл в свою комфортную хижину с туалетом и душем. Никого не было дома, разделся, отправился в ванную, где меня и скрутило. 2 часа 21 минуту внутренний блендер взбивал всё, что накопилось внутри в жижу, которая явно хотела наружу – благо, вспомнила она об этом только дома.

Пережив очередной отклик от организма, я наконец-то добрался до кровати с тёплым одеялком, закутался в него, взял в одну руку ноутбук, в другую – сладости, и принялся наслаждаться лёгкой мышечной болью в купе со свободным временем и вкусной едой. Затем я уснул.

Проснулся ближе к 5 утра, за некоторое время до будильника, намеревавшегося предупредить меня о необходимости выезжать из дома, чтобы отправиться в дальнейшее путешествие. Обильное количество еды и сна сделали своё дело – ноги не болели, и я мог свободно перемещаться. Это и нужно было мне, ведь на дворе было 8 апреля, и я должен был весь день провести в Латвии, где намеревался съесть праздничных шпрот.

На этом моменте история с первым полумарафоном оканчивается. Дополню лишь тем, что травму колена пришлось восстанавливать у миофибрологов, которые промяли мне все фасции и убрали защемления нервов. Удовольствие не из дешёвых, но крайне эффективных.

По приезде домой я загорелся пробежать ещё что-нибудь, познакомился с сайтом runc.run, где собрана информация о разных забегах на текущий год, нашёл для себя событие 19 мая – московский полумарафон, тут же купил слот и стал предвкушать скорый старт.

Неделя старта настигла быстро, на дворе суббота – 18 мая, нужно ехать на Экспо – получать номер и стартовый пакет. Из удивительного было, пожалуй, 3 вещи.

Первое – огромная стена «Славы», где напечатаны имена всех участников забега. Нашёл свою фамилию, оказалось, нас таких Андреев Королёвых бежит несколько. Немного забегая вперёд, приведу и стену с марафона, где бежал только я с таким сочетанием имени и фамилии (рис. 11).

Рис. 11. Стена «Славы» с моими инициалами. Красная – полумарафон. Синяя – марафон.

Второе – безалкогольное пиво в стартовом наборе. Вроде ничего такого, но тогда этот факт показался мне максимально необычным. Помню, как на финише в Вене разливали пиво, но я не был как-то увлечён данной тематикой и даже не поинтересовался – алкогольное ли оно. А тут всем давали по 0,5 хмельного освежающего напитка с процентным содержанием спирта не более 0,5%.

Третье – в комплект бегуна сразу входила футболка. Не надо было доплачивать, чтобы получить одежду, как это было в Вене. Ты только указываешь размер и тебе выдают приятную дышащую футболку от компании Asics (рис. 12).

Рис. 12. Футболки с Московских забегов

В этой футболке я за свои тренировки намотал сотни километров. Прочувствовав качество одежды для бегунов (а до этого я бегал в обычных ХБ футболках, лонгсливах или майках), я стал маниакально собирать с каждого старта футболки с символикой мероприятия.

Ко второму полумарафону не готовился как-то серьёзно. Бегал свои обычные десятки (10 км с 40-50 отжиманиями на кулаках каждый километр), но уверенности в преодоления будущей дистанции уже было гораздо больше.

Сегодня же, после полного марафона, половинка уже не кажется чем-то сложным и пробегается без подготовки.

День старта выдался тёплым, ясным и солнечным. Я умудрился за часы, проведённые на солнце, загореть по контуру футболки, что среди любителей называется «загаром бегуна». В связи с тем, что вёл летом сидячий образ жизни и тренировался на свежем воздухе преимущественно вечером, этот загар так и остался со мной до начала осени, когда я уже окончательно вернулся к своему естественному цвету кожи.

Энергетика на стадионе Лужники, где были организованы старт и финиш мероприятия, впечатляла своей мощью. Количество спортивных, красивых, подтянутых людей зашкаливало. Улыбки и радость лились рекой. Вероятнее всего система работает по принципу автокатализа: волонтёры заражают весельем тех, кто приходит раньше всего, а они уже воздействуют на вновь прибывших. И с каким бы человек не пришёл туда настроем – его обязательно зарядят лучами добра.

На самом старте меня вновь ожидали инсайты. Удивительно было видеть крайне полных людей, которые наряду со всеми собирались наматывать километры. Были люди на каталках, которых сопровождали специально выделенные для этого бегуны. Но больше всего меня поразил слепой мужчина, который бежал «на поводке», причём перебирал ногами он очень достойно и двигался с хорошим темпом (рис. 13).

Рис. 13. Фото слепого мужчины-бегуна (фото с Московского марафона 2019)

Именно на этом событии я впервые узнал, кто такие пейсмейкеры, о которых начитался до старта. Это заряженные на результат ребята, которые бегут с постоянной скоростью, свободно общаются с тобой (для них поддерживать заявленный темп – раз плюнуть: много опыта и забегов за плечами), подбадривают и мотивируют (рис. 14).

Рис. 14. Пейсмейкеры бегают с флажками, указывающими время, затрачиваемое на преодоление дистанции при следовании вместе с ними

Так как я заявился в самый последний кластер в связи с наличием травмы в момент бронирования слота, то бежал с людьми, двигающимися значительно медленнее моих физиологических возможностей. Поэтому я встал на переднюю кромку в загоне и стартовал в числе первых, когда нашему кластеру разрешили двигаться.

Сразу оторвался от преследователей – мне нужно было догнать убежавших пятью минутами ранее более быстрых пейсмейкеров, чтобы зацепиться за них, ведь бежать в группе, как показывает практика – гораздо проще.

Пока бежал, встретил мужика – коренастого, с меня ростом, в чёрной форме и… с колонкой, где постоянно играла клубная ритмичная музыка, стимулирующая работу симпатической нервной системы – то, что нужно, чтобы выходить за грани своих возможностей. Я сел ему на хвост, забыл про пейсмейкеров, и мы так и финишировали вместе. Лишь после клетчатого флага я подошёл к нему (не желая ни себя, ни его отвлекать на дистанции) и поблагодарил за то, что он сделал мой забег.

Я не ставил себе задачу выйти из 2-ух часов, потому что это обозначало бы улучшение за 1,5 месяца времени на 21 минуту, что возможно для новичка в беге, но всё равно реализуется нечасто. Но именно благодаря такому условному сотрудничеству – мне удалось выйти из 2-ух часов и финишировать за 1 час 59 минут (рис. 15).

Рис. 15. АК и Московская медаль за полумарафон 2019

Так как мужчина был готов лучше меня, я часто ощущал перенапряжение, чего в беге на длинные дистанции быть не должно. Иногда я отставал от него на несколько сотен метров и для сокращения расстояния приходилось врубать режим Усейна Болта и топить, что есть мочи.

Поэтому на финише мне показалось, что, хотя я и бежал без травмы, но этот забег был куда сложнее предыдущего. В этот раз я пил на пунктах приёма пищи – было жарко, из-за рваного темпа (ввиду постоянных ускорений) я сильно потел – нужно было восполнять теряемую жидкость. Да и вообще, чем больше я стал читать про бег, тем дальше начал отходить от идеи «бежать только на том, что есть внутри».

Такой подход может «прокатить», если бежать 5, 7, 10… ну 15 км, но не 20+, особенно в условиях пониженной влажности воздуха.

На дистанции встретил необычную женщину. Сначала я подумал, что она в обтягивающем разрисованном комбинезоне. Когда приблизился увидел – она вся в тату и сзади топика написано: «Больно, дорого, навсегда». Видимо, сильно надоели спрашивать.

На финише в отличии от Вены не давали сладостей в пакете финишёра, были только фрукты. Хорошо, что в Москве магазины по воскресеньям ориентированы на получение прибыли, а не на отдых. Доехал до метро Университет и в ближайшей Магнолии затарился сладостями – нужно было быстро восстанавливаться, так как через несколько часов меня ожидало проведение 5-ти часовой лекции ученикам Школы траблшутеров.

Это было ещё одно испытание – после сложного забега на грани своих собственных возможностей провести в бодром темпе 5 часов занятий, поддерживая высокий темп речи. В 7-минутных ежечасных переменках я как оголтелый бежал к водопою, чтобы насладиться горячим чаем – восстановить баланс жидкости в организме и помочь дотерпеть до вечера голосовым связкам.

В итоге к концу дня я был без эмоций, немой и обессиленный и сразу вырубился, как только добрался до дома.

Примерно через месяц, когда я был на занятиях, на переменке листал сайт runc.run и подумал, а почему бы мне не заявиться на марафон. 2 половинки я уже сделал, в целом механика понятна. Отсечка – 6 часов, если пробегать за большее время, то уже участие в зачёт не идёт, и медаль не дают.

Даже если я буду ну очень медленно бежать или в какой-то момент перейду на шаг, то за отведённое время выполнить дистанцию должен. Не долго размышляя – достал карту, вбил данные и получил сообщение об успешной операции оплаты слота на мероприятие.

Само событие проходило в Москве 22 сентября 2019 года. У меня было около 3 месяцев на подготовку. До своего решения я почти не бегал и за весь июнь преодолел всего 67 км, что для готовящегося к марафону человека – совершенно незначительный показатель.

Подготовку решил начать с освоения литературы по теме. Прочитал 2 книги Мэта Фицджеральда – автора ряда книг про циклические виды спорта, где важна высокая выносливость атлета (рис. 16 и 17).


Рис. 16. Книга «Как сильно ты этого хочешь»

В книге «Как сильно ты этого хочешь» описываются истории многих бегунов, которые превознемогая себя добегали остаточные километры заявленной дистанции. Главное, что хочет передать автор – во всех упражнениях на выносливость – рулит не тело, а мозг. Если себя замотивировать делать каждый следующий шаг – всего одно маленькое действие, то марафон превращается в набор последовательных совершений одного и того же простого акта преставления ног.


Рис. 17. Книга «Бег по правилу 80/20»

В книге «Бег по правилу 80/20» Мэт доносит до читателя, что не нужно постоянно выматываться на тренировках, если спортсмен стремится развить выносливость. Лишь 20% времени должно быть уделено тяжёлым и изнурительным упражнениям, остальное – лёгкие пробежки. Главное – много времени проводить на ногах.

В этой же книге я подчерпнул для себя программу, по которой далее нарезал километры. Правда сказать, далеко не всегда идеально следовал ей.

Об этом и многом другом: как именно я готовился к марафону, как подводился в последние дни, что ел до, во время и после забега – в моём 47-минутном видео.

Видео 1. АК о подготовке к Московскому марафону 2019 года

За июль и август в ходе тренировок я пробежал более 330 км, несколько раз выполняя дистанцию на 25, 30 и более километров (рис. 18).

Рис. 18. Забеги на 25+ километров в рамках подготовки к марафону

Уже тогда я чувствовал, что 22 сентября меня ожидает не пешая прогулка под лёгкий ветерок с Москвы-реки, освежающий лицо и тело. Однажды при забеге на 30 км почти ровно посередине дистанции у меня свело икры. Это был самый длинный забег в моей жизни, когда я ничего не поел заранее, и вообще не ел и не пил на дистанции. Организму такое отношение явно не понравилось, о чём он проинформировал меня на 15 км.

В книгах об ультрамарафоне, которые я прочитал во время подготовки (рис. 19), говорилось, что лучше всего в такие моменты – пить солевой напиток, если такого нет – есть соль, если и её нет, можно слизывать то, что высохло на тебе (и ты действительно очень солёный становишься ближе к 30 км). На крайний случай – просто остановиться и сильно растянуть поражённые судорогой мускулы.

Рис. 19. Книги про ультрамарафон, прочитанные для подготовки к соревнованиям

Договориться с телом удалось после километра страданий и перемещения со скоростью черепахи. После того случая я решил не бегать на дистанции больше 20 км, не поев за 2 часа до бега.

Интересный опыт был связан с симуляцией марафона. Она происходит за 3 недели до основного старта, чтобы проверить свою боеготовность. За ней следует период уже пониженной интенсивности, чтобы восстановиться к главному событию и подойти к нему во всеоружии.

Общаясь с марафонцами и читая книги о них, я натыкался на информацию о «якоре 20-ой мили (33-го километра)». Проявляется он в неприятных ощущениях в ногах, когда тебе очень сложно переставлять конечности и делать даже маленькие шаги. Главная причина наступления эффекта – в мышцах заканчивается гликоген – наш внутренний запас углеводов, и организм полностью перестраивается на жирообеспечение.

Честно говоря, я за собой этого якоря не наблюдал, сложно бежать и после 10-го километра, просто чем дальше ты, тем больше приходится терпеть. Ближе к 40-ому километру тебя более-менее отпускает, и ты уже бежишь на третьем-четвёртом-пятом… дыхании, осознавая, что скоро финиш.

Сам марафон проходил в очень холодный день, далеко не всё, что я запланировал и описал в видео удалось реализовать – по своей неопытности и в связи с непростыми погодными условиями. На старте дважды сходил в туалет, который ласково называли «писающий лес». Мужчинам проще найти кустик, поэтому нежелающие стоять огромную очередь ходили под деревья около стадиона Лужники.

Встретил того же слепого пожилого мужчину, который бежал с сопровождением (рис. 13), причём несмотря на погоду, он всю дистанцию преодолел, будучи в одной майке.

В загоне протиснуться к началу кластера не удалось, поэтому спокойно шёл до старта, продумывая механику обгона. В результате, когда был дан старт, масса людей степенно потекла вперёд и единственный вариант оторваться был – выйти из размеченной дистанции на обгонную дорожку, проходящую по несколько большему радиусу, чем основная колея.

Именно здесь мне удалось выйти обойти основную группу и ждать по моим расчётам 8-го километра, когда я смогу догнать нужных мне пейсмейкеров из более быстрого кластера, чтобы зацепиться за них.

С точки зрения погоды это был удивительный день: дождь сменялся ярким солнцем, за которым следовал град со сносящим с ног ветром. Не представляю, какого было бежать людям в майках, на самым необычным человеком на пути показался китаец, который бежал босяком по лужам.

Первые 2 полумарафона я бегал в обычных небеговых кедах, болели ноги, поэтому для подготовки к марафону я предпочёл переобуться в более-менее специализированные кроссовки с хорошей амортизацией. Какого же было тому жителю поднебесной – сложно представить.

По поводу своей одежды – не разу не пожалел: в безветренные и тёплые моменты расстёгивал непродувайку (рис. 20), во время сильного порывистого ветра – залезал вглубь обмундирования.

Рис. 20. АК до начала марафонской дистанции

На 6 километре я настиг желаемых пейсмейкеров, с которыми шёл до конца дистанции. Бежать в группе – удивительный опыт: вы на время безмолвно становитесь семьёй и самыми важными друг для друга людьми.

Все задаватели темпа были суперкрутыми ребятами. Мужчина вечно раскачивал толпу, советовал упражнения для ног и дыхания, заводил песни, а мы его поддерживали – высочайшая энергетика сохранялась на протяжении всего времени беги вместе с ним.

К сожалению, его подход для него же вышел боком. Примерно на 30 км он сильно задышал и отвалился от основной группы. Я его больше не видел, возможно, он сошёл с дистанции. Его случай напомнил мне Данко, который вырвал своё сердце, чтобы озарить путь людям. Мужчина выдал всего себя, но для себя энергии не оставил.

Оставшееся время роль главного заводилы взяла на себя одна из двух женщин-пейсмейкеров, что в целом у неё неплохо получалось. Она была маленькой, кажется даже пухленькой, бежала в дождевике с рюкзаком пейсмейкера, но держалась очень бодро, со всеми общалась, постоянно подбадривала, что очень помогает на последних 10’000 метров. Желающим подкрепиться раздавала гели.

На финише (рис. 21) меня ждали медаль, несколько слоёв одежды, бутылочка Хугардена и пакетик кальмаров. Первые глотки – самые сладкие и стоили того, чтобы преодолеть всю дистанцию.

Рис. 21. Довольный и хмельной АК в трёх куртках после марафона с медалью на шее

Затем я пошёл в Макдональдс, чтобы подкрепиться «запретной» в обычное время едой, но меня заманили в Ливан Хаус, где всё, что я взял – было далеко не того качества, о котором заявляли продавцы. А когда ты хочешь покушать и насладиться едой, то разочарование воспринимается гораздо больнее. В итоге принял для себя решение больше не ходить в это заведение.

Добрался до дома, разделся и понял: стёрта кожа в зоне бикини – выпирающие швы нижнего белья дали о себе знать. На следующий забег уже одевал бесшовные трусы. Отлёживался, отъедался и отсыпался весь оставшийся день. На следующий – сделал небольшую пробежку на 3 км и к концу понедельника был уже как новенький.

В целом, бегать больше не собирался, казалось – хватит, наверное, на этот год. Но буквально через неделю, листая ленту в ВК наткнулся на упоминание полумарафона «Моя столица», проходящего 6 октября прямо напротив Главного здания МГУ. Быстро купил слот и побежал в местную поликлинику, чтобы оформить справку.

В России на каждом забеге нужна справка о том, что ваш врач разрешает вам бегать длинные дистанции. В Вене никто такого не спрашивал, наши же организаторы перестраховываются и снимают с себя всякую ответственность. Рассказывают, что ввели такую практику после нескольких смертей участников.

Многие справку покупают, действует она полгода, и если предъявлять копию вместе с оригиналом, то забирают только напечатанную кальку. На один сезон хватает, а стоит роскошь 500 рублей. В связи с тем, что марафон предполагался крайним в году забегом – отдал исходник, поэтому на новую дистанцию нужно было либо повторять не совсем легальную транзакцию или бежать к терапевту и проходить анализы.

Так как больших очередей не было, удалось за 3 похода в поликлинику с общей продолжительностью не более 1,5 часов с учётом дороги и провериться, и получить желаемую справку.

На самой бумаге должно быть написано, что атлету разрешено бегать 21,1 км для половинок и 42,2 км для марафонов. Терапевт скорчил гримасу при просьбе клеймить пергамент особой фразой, резко отказал и, снабдив меня оценочными суждениями о моей персоне, отпустил восвояси. Ну… хотя бы справку выписал.

Пришёл домой, нашёл авторучку с похожими чернилами, дописал заветное предложение (рис. 22) и сделал копию – мало ли пригодится оригинал.

Рис. 22. Официальная справка, модифицированная под задачу

День забега оказался на 10 градусов холоднее предыдущего. Если пятница и суббота благоприятствовали прогулкам в лёгкой кофточке, то вот воскресенье выдалось суровым: снег с дождём, +3, сильный ветер. В стартовом городке люди не расхаживали, потягиваясь и наслаждаясь воздухом, а ютились в шатрах, где совместными усилиями выдыхаемым воздухом локально прогревали атмосферу.

Лишь за 20 минут до старта я пошёл бегать, чтобы погреть мышцы. Было настолько холодно, что я думал звонить в общежитие и просить знакомых принести шапку и дополнительную куртку. Но пару кругов под собственные удары зубами снарядили мой организм теплом, и я вышел на старт с уверенностью, что сегодня пересеку финишную черту несмотря на погодные условия.

Сам пробег по улице Косыгина – не самый простой. Половину дистанции бежишь вниз, половину – вверх. Не горный трейл, конечно, но тоже не максимально комфортный режим. Но, как и всегда ранее, Агуша помогла поставить официальный личный рекорд и пробежать 21,1 км за 1 час 57 минут.

После преодоления финишной черты мне вручили 2 банки безалкогольного пива, я забрал оставленные вещи, отчитался с помощью Сторис в соцсетях, и задрейфовал домой, благо переместиться нужно было недалеко. В общежитии отогрелся под душем, хорошо пообедал, поспал 1,5 часа и продолжил работать. Организм привык к подобного рода перегрузкам и уже не просил похоронить его, как это было после первой половинки.

Видео 2. Сторис с эмоциями после холодного октябрьского полумарафона

В итоге я сделал за сезон 3 половинки и 1 марафон. Не ожидая того, собрал полную коллекцию базовых геометрических фигур (рис. 23).

Рис. 23. Набор медалей за забеги в 2019 году

Официально я пробежал чуть больше 105 км. А с учётом всех тренировок – около 1000 км. Результат не выдающийся, но я ещё раз повторю – цель статьи рассказать о своих мыслях, чувствах, нежели побахвалиться.

Мне очень хотелось показать, что даже обычный человек, который никогда не любил бег, может влюбиться в этот вид деятельности и преодолеть ряд дистанций, которые на берегу кажутся нереальными.

Лёгких ног!

И традиционное: будьте бодрей, здоровей, веселей и умней! На связи!

Комментарии

Советую прочитать

Переменки, перерывы, перекуры - суть одна: польза сразу нам видна

[Саммари] Четвертая промышленная революция. Клаус Шваб