Мы все пищевые наркоманы






Размышления о том, как современная пища сделала нас наркоманами, почему это так, и как с этим бороться. Главной целью данной статьи я ставил себе обсудить с вами в неформальной обстановке одну из важнейших привычек человека, желающего сохранить в долгосрочной перспективе хорошее здоровье - привычку здорового питания.
Время чтения: 7 мин. 31 сек.
Уровень читабельности SMOG: 10.57

Полезного чтения!

Тогда и сейчас

Наша система дофаминового вознаграждения (дарующая нам дофамин - гормон удовольствия) до эпохи пищевого изобилия никогда не была частым гостем. Дофамин приходил редко, но метко, выделяя желтым хайлайтером счастливые моменты насыщения. Люди ели, чтобы жить, а не жили, чтобы есть.


В сегодняшнем мире изобилия всё совсем иначе. Дешевая, готовая, солёная и жирная еда распространилась повсеместно. Никогда ранее не существовавшая потребность в самоограничении сверкнула бледным лучиком на туманном горизонте. Интерес к новым продуктам и возможность их быстрого получения извратили всю систему дофаминового вознаграждения. Теперь она выпрыскивает его настолько часто, что самая обычная еда - давно не благо и удовольствие. Мы - дофаминовые наркоманы, превысившие допустимую дозу. Теперь мы уже не чувствуем радости от любой пищи, как когда-то чувствовали наши предки. Нам нужно больше, слаще, жирнее.


Причем можно зайти и дальше. Начинаешь есть много однотипного сладкого, через какое-то время теряешь к нему интерес. Нужно ещё что-то новое.


Старые сладости перестают приносить былую радость: произошло привыкание. Текущих количеств дофамина перестает хватать для получения удовольствия: нужно повышать дозу. Чем чаще ты стимулируешь выбросы дофамина пищей, тем скорее твой организм привыкает к текущим дозировкам и требует "ЕЩЁ, ЕЩЁ, ЕЩЁ!"




Наши предки получали истинное наслаждение от любой, хоть какой-то пищи, лишь бы не умереть. Нам же, взращенным в пищевом изобилии, нужно подавать десятки разных новых блюд, приправленных, посоленных, особым образом обработанных и подслащенных.



Мой эксперимент

Я умеренно употреблял сладкое (пару овсяных печенек в день - максимум) в течение 1.5 лет, а затем ради эксперимента решил довести дневную дозу сахара до нуля на 3 недели, чтобы полностью нормализовать состояние системы вознаграждения. Остальная пища была исключительно полезной. После чего ввел обратно сахар, постепенно наращивая его потребления до неимоверно больших количеств. И вот, что я ощутил.
Первые несколько дней - неимоверное блаженство, танец страсти с гормоном удовольствия. Затем организм стал адаптироваться к текущему положению дел: чтобы получать такое же удовольствие, нужно было есть всё больше и больше сладкого. Я сумел довести свою внутреннюю систему до такого состояния, что даже пять разновидностей моих любимых сладостей не вызывали значительного удовольствия, в каком бы большом количестве я их не употреблял. Терялось не только наслаждения, но и вкус и запах кондитерского произведения искусства.


Я не имею ничего против сахара в умеренных количествах (прошу прощения за такую размытую формулировку, но согласитесь, что точно сказать: "5 ложек в день из различных источников" - было бы нелепо как минимум). У меня есть даже гипотеза, что сахар - двигатель эволюции, о чем, быть может, напишу в будущем статью. Из всего набора "современной" пищи для эксперимента я выбрал именно сахар, потому что у него экстремально высокая способность вызывать дофаминовое вознаграждение: делает это он быстрее и мощнее, чем даже тот же кокаин. Попробуйте кушать мучное, соленное, жирное тоннами каждый день и вы заметите, как вам быстро это надоест.






Давайте ещё раз, чуть подробнее

Лучше всего ситуацию с дофаминовым вознаграждением проиллюстрирует следующий график.

Любая пища, употребляемая человеком, испытывающим голод, вызывает некоторый всплеск дофамина. Этого достаточно для того, чтобы чувствовать наслаждение, если не одно НО!.

И это НО заключается в том, что "современная" обработанная пища способна вызывать гораздо более сильные всплески дофамина. На фоне всех иных продуктов особенно отличается сладкая пища. Организм привыкает к бурному веселью с дофамином, и больше... не веселится. Чтобы получить удовольствие - нужно больше дофамина, а больше гормона может дать больше сладкого. Но у всего есть предел. Доведенная до состояния изнеможения дофаминовая система вознаграждения молит нас о пощаде, дабы мы прекратили эти "сладкие интервенции".

Конечно, едва ли кто-то доводит себя до такого состояния, когда любые дозы сладкого перестают приносить удовольствие.

Наращивать обороты в отношении сахара легче, чем их сбавлять. Аналогична ситуация и с наркоманами: уменьшая дозу, они всегда испытывают ломку.
Мы ничем не отличаемся от наркоманов: нам тоже тяжело понижать дозировку, а слезать - так и подавно. Организм уже привык, теперь ему просто не хватает дофамина для того, чтобы чувствовать себя счастливым.
В результате человек не видит возможным хоть какое-то продолжительное время следовать "диете", не ограниченной в калориях, а ограниченной во вредной пище. Ведь именно она способна убить двух зайцев - насытить и удовлетворить.

В английском языке есть очень глубокая фраза We seem to be generally well-fed, but not necessarily well-nourished. На русский её дословно не перевести (получится ерунда), но суть примерно такова: мы, как правило, хорошо набиваем свой живот, но набиваем его пустой едой. Еда не бывает вредной или полезной, я использую это деление просто для того, чтобы было более-менее понятно, о каких материях идёт речь. Есть еда, содержащая то, что хочет в ней видеть организм, и та, где таких нужных веществ почти нет.

Казалось бы, простая молекула [дофамин], но как она сильно определяет нашу жизнь! Она просит, манит, требует от нас новых и новых порций сладкого. Но в отличии от героиновых наркоманов, у нас есть все шансы вылечиться. И главное - никаких таблеток. Единственное - придётся потерпеть. Ученые пока не нашли иного способа уйти от сахарной зависимости (да и зависимости от "чего-нибудь вредненького") кроме как АБСТИНЕНЦИЯ. Научный термин обозначающий добровольное воздержание и ограничение.

Стоит помнить о том, что мы такие большие, мы состоим из сотен миллиардов триллионов молекул, а нами может руководить одна особая молекула со своей компанией.


Вывод

Сознательно создав себе условия пищевой ограниченности, мы можем наладить систему вознаграждения и получать удовольствие от полезной пищи. Ведь это первая и, пожалуй, главная ступень в закреплении здоровых пищевых привычек. А затем уже можно изредка баловать себя сладким, получая совершенно иной уровень удовольствия.


Для закрепления некоторой пищевой привычки нужно от 20 до 40 дней. Мы подробно рассматривали данный вопрос в статье "Хронометраж привычки", всецело рекомендую к прочтению.

Комментарии

Советую прочитать

Переменки, перерывы, перекуры - суть одна: польза сразу нам видна